Апелляционное определение Ростовского областного суда

от 27.09.2012 по делу № 33-11326

 

Г.И. обратилась в суд с иском к ООО «М» о взыскании задолженности по заработной плате в размере <...> руб. <...> коп., компенсации морального вреда в размере <...> руб.

В обоснование заявленных требований истица указала, что с 26.01.2006 года по 11.03.2012 года она работала в Семикаракорском филиале ООО «М».

За май, август, декабрь 2011 года, январь, февраль 2012 года истице не была выплачена заработная плата в общей сумме <...> руб. <...> коп.

Также в иске истица указала, что в связи с несвоевременной выплатой ей заработной платы она утратила свою покупательскую способность, а неправомерными действиями ответчика ей причинен моральный вред.

Решением Семикаракорского районного суда Ростовской области от 24.07.2012 года в удовлетворении исковых требований Г.И. было отказано в связи с пропуском срока для обращения в суд, установленного положениями ст. 392 ТК РФ. При этом, суд 1-й инстанции не усмотрел оснований к восстановлению пропущенного срока, посчитав, что пропущен он по не уважительным причинам.

С решением суда не согласилась Г.И. и обжаловала его в апелляционном порядке.

В обоснование своего несогласия с решением суда Г.И. указывает, что при рассмотрении спора по существу суд 1-й инстанции не правильно определил начало течение срока, установленного положениями ст. 392 ТК РФ.

Нарушение трудовых прав Г.И. было установлено Государственной инспекции труда в Ростовской области, о чем, ей стало известно из письма, датированного 30.03.2012 года, согласно которому у работодателя перед ответчиком имеется задолженность по заработной плате в размере <...> руб. <...> коп. Из того же письма следовало, что ответчику внесено предписание о погашении задолженности в срок до 01.05.2012 года. По мнению апеллянта, начало течение срока обращения в суд в данном случае следует определять именно с этой даты, когда работодатель отказался выплатить задолженность по заработной плате, тем самым допустив нарушение трудовых прав работника.

Кроме того, в апелляционной жалобе указывает, что суду 1-й инстанции следовало учесть, что срок для обращения работника к работодателю с требованием о выплате депонированной заработной платы действующим законодательством не ограничен. В этом случае при отказе работодателя в удовлетворении указанного требования и при обращении работника в суд с соблюдением определенного ст. 392 ТК РФ трехмесячного срока, суд мог вынести решение о взыскании заработной платы, если не истек общий срок исковой давности, т.е. 3 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что истица пропустила установленный ст. 392 ТК РФ срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, что является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Согласно абз. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

В соответствии с ч. 1 ст. 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ ( постановление от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами РФ ТК РФ» в ред. От 28.12.2006 г. № 63 ), в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствующие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию.

Из материалов дела следует, что в период с 26.01.2010 года по 11.03.2012 года Г.И. состояла в трудовых отношениях с ООО «М» и была уволена по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию).

С приказом об увольнении Г.И. была ознакомлена 11.03.2012 года.

С учетом вышеприведенных норм действующего законодательства, следует, что началом течения срока для обращения в суд с иском о взыскании задолженности по заработной плате является 12.03.2012 года.

Обращение Г.И. в суд с настоящим иском последовало 29.06.2012 года, т.е. с пропуском 3-х месячного срока, установленного положения ст. 392 ТК РФ.

Обращение истицы за защитой нарушенных трудовых прав в трудовую инспекцию не свидетельствует об уважительности причины пропуска срока, установленного законом.

Обращение в указанный государственный орган означает избрание истицей способа защиты своих трудовых прав, и его нельзя расценивать как уважительную причину пропуска срока обращения в суд. Г.И. не была лишена возможности сразу обратиться в суд за защитой своих трудовых прав, или одновременно обратиться в различные инстанции, в компетенцию которых входят функции по контролю за соблюдением трудового законодательства.

Учитывая изложенное, и принимая во внимание, что истицей пропущен установленный действующим трудовым законодательством срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, суд, руководствуясь положением ст. 392 ТК РФ, пришел к правомерному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Г.И. к ООО «М» о взыскании заработной платы.

Довод жалобы о том, что к заявленным требованиям подлежит применению общий срок исковой давности, составляющий 3 года, который на момент подачи иска не пропущен, судебная коллегия считает не состоятельным, поскольку в данном случае, с учетом характера спорного правоотношения, следует руководствоваться положениями Трудового кодекса РФ, которыми установлен специальный срок исковой давности.

В соответствии со статьей 237 ТК РФ компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Поскольку суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по заработной плате, в связи с пропуском истицей установленного ст. 392 ТК РФ срока для обращения в суд за защитой нарушенного трудового права, правовых оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании в пользу истицы компенсации морального вреда также не имелось, поскольку в силу действующего трудового законодательства требования о компенсации морального вреда, вытекающие из нарушения трудовых прав работника, могут быть заявлены только в пределах сроков обращения в суд, установленных для защиты соответствующих прав.

У судебной коллегии не имеется оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции.

Каких-либо данных, свидетельствующих о наличии уважительных причин пропуска истицей срока для обращения в суд, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые могли бы повлечь отмену обжалуемого судебного постановления, судом первой инстанции допущено не было, в связи, с чем решение суда подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

 

Решение Семикаракорского районного суда Ростовской области от 24.07.2012 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Г.И. - без удовлетворения.