Апелляционное определение Саратовского областного суда

от 04.07.2013 по делу № 33-4042

 

П. обратился в суд с иском к ООО «Г», в котором с учетом уточнений просил установить факт трудовых отношений с ООО «Г» в должности охранника с 01.10.2011 года по 01.11.2012 года, взыскать заработную плату за октябрь 2012 года в размере 6300 рублей, компенсацию за неиспользованный отпуск за время работы с 01.10.2011 года по 01.11.2012 года в размере 6817 рублей 50 копеек, компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей.

Требования мотивировал тем, что 01.10.2011 года по 01.11.2012 года он работал охранником в ООО «Г». Оформлением на работу занимался ФИО1, который является ответственным лицом ООО «Г» за работу охранников на объектах в городе. Указанным лицом было определено постоянное место работы истца в магазине, где П. приступил к работе и впоследствии был отстранен от нее. При трудоустройстве истцом ФИО1 были предъявлены паспорт, диплом об окончании учебного заведения и удостоверение охранника. Работу П. выполнял постоянно по определенному заработку в размере 450 рублей за смену. Поскольку П. отработал больше года, то попросил руководителя ФИО1 предоставить ему отпуск и отгулы за смены дежурства в выходные дни. Однако в ответ на данное заявление истцу было объявлено, что с 01.11.2012 года он не работает в данной организации. Так как трудовой договор надлежащим образом с работодателем не оформлялся, то П. отказались выплатить заработную плату за отработанное время в октябре 2012 года и компенсацию за неиспользованный отпуск. Заработная плата истцу выдавалась ежемесячно руководителем ФИО7, о чем он расписывался в ведомости. До настоящего времени в добровольном порядке ответчик отказывается выплатить истцу причитающиеся суммы. Неправомерными действиями ответчика П. причинен моральный вред, который он оценивает в 10000 рублей. С заявлением о нарушении трудовых прав П. обращался в контролирующие и правоохранительные органы.

Рассмотрев заявленные требования, суд постановил в удовлетворении исковых требований П. к обществу с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Г» об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда - отказать. Взыскать с П. в пользу общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Г» расходы по оплате услуг представителя в размере 3000 рублей».

В апелляционной жалобе истец ставит вопрос об отмене решения суда, как незаконного и необоснованного, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют установленным обстоятельствам дела. Указывает на то, что факт его работы в магазине в качестве охранника без указания срока, но не менее одного месяца, подтвердили ФИО1 и ФИО2. Не согласен с данной судом оценкой представленным доказательствам, в том числе свидетельским показаниям.

На заседание судебной коллегии истец не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела ходатайств в апелляционную инстанцию не представил, о причинах неявки не сообщил. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 15 ТК РФ трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В силу ст. 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом .

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

В соответствии со ст. 67 и 68 ТК РФ трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами. Один экземпляр трудового договора передается работнику, другой хранится у работодателя. Получение работником экземпляра трудового договора должно подтверждаться подписью работника на экземпляре трудового договора, хранящемся у работодателя.

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе.

Прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Как разъяснено в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме ( часть вторая статьи 67 ТК РФ). При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения ( статья 16 ТК РФ) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом.

В силу ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В силу статей 12 , 56 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как основание своих требований и возражений.

Как следует из материалов дела, ООО «Г» - юридическое лицо, основным видом деятельности которого является проведение расследований и обеспечение безопасности. На осуществление негосударственной (частной) охранной деятельности ООО «Г» выдана лицензия от 23.06.2008 года.

С 20.12.2012 года исполняющим обязанности директора ООО «Г» назначен ФИО3, который является учредителем указанного юридического лица.

25.05.2010 года между ООО «Г» заключен договор на охрану объекта. Охрана осуществляется в количестве одного человека с режимом работы с 10 до 19 часов.

Согласно штатному расписанию на 2012 год в ООО «Г» предусмотрена должность ученика охранника в количестве 10 единиц с окладом 28 рублей в час. Должности стажера в ООО «Г» не имеется.

На объекте охраны с 18.07.2010 года по 01.11.2012 года работал ФИО10, трудовой договор с которым прекращен в связи со смертью работника.

ООО «Г» проводилась внутренняя проверка по факту обращения П. о нарушениях его прав, по результатам которой установлено, что истец не состоял в трудовых отношения с ответчиком, а лишь появлялся один раз на объекте для ознакомления, как соискатель работы. Документы на трудоустройство П. не предоставлялись, трудовой договор с ним не заключался.

Согласно книге учета движения трудовых книжек и вкладышей к ним ООО «Г». П. трудовая книжка в ООО «Г» не сдавалась.

Центром лицензионно-разрешительной работы Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области по заявлению П. о нарушениях Закона РФ «О частной охранной деятельности в РФ» сотрудниками ООО «Г» проведена проверка, по результатам которой доводы обращения истца частично нашли свое подтверждение.

В ходе указанной проверки установлено, что 18.11.2010 года на должность ответственного лица на объектах охраны, расположенных на территории города, был назначен заместитель директора ООО «Г» ФИО1, в обязанности которого в соответствии с должностной инструкцией входит осуществление работы по подбору охранников, контролю их обучения и распределение по охраняемым объектам. В октябре 2012 года к ФИО1 обратился П. с просьбой трудоустройства в ООО «Г». Однако документа, подтверждающего правовой статус частного охранника, П. не представил, в то же время ФИО1 было принято решение о приеме П. на должность стажера на объекте магазин мебели.

По обращению П. в Государственную инспекцию труда Саратовской области о нарушении со стороны ООО «Г» трудового законодательства проводилась внеплановая выездная проверка, по результатам которой нарушений требований трудового законодательства, регулирующих порядок оформления трудовых отношений, не установлено. Выявлен несвоевременный расчет при увольнении работника ФИО10.

Согласно сведениям Управления Пенсионного фонда России в Энгельсском районе Саратовской области сведения на П. работодателем ООО «Г» не представлялись.

Из сведений о доходах П., содержащихся в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 7 по Саратовской области следует, что истец работает в организации в должности охранника ведомственной охраны 5 разряда с 09.12.2009 года по настоящее время с графиком работы сутки через трое суток, указанное обстоятельство подтверждается.

Отказывая П. в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам, в том числе свидетельским показаниям, в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и с учетом требований закона, правомерно исходил из того, что трудовой договор между П. и ООО «Г» не заключался, а фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя не было, поэтому трудовые отношения между работником и работодателем не возникли. Доказательств обратного истцом в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлено.

Заместитель директора ООО «Г» ФИО1, который, по словам П., фактически допустил его до работы, не является представителем работодателя, имеющим право по смыслу положений ст. 67 ТК РФ на допуск до работы, так как ФИО1 ни в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами, ни в силу заключенного с этим лицом трудового договора, не был наделен полномочиями по найму работников.

При этом П. подтвердил тот факт, что ни к кому кроме ФИО1 по поводу трудоустройства не общался, в офис ООО «Г» не обращался. Именно ФИО1 истец считал полномочным представителем работодателя.

Так как факт трудовых отношений между П. и ООО «Г» установлен не был, истцу было обоснованно отказано в удовлетворении производных требований о взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда и оценкой исследованных им доказательств в указанной части, поскольку суд правильно определил характер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда мотивированы, соответствуют требованиям материального закона и установленным обстоятельствам дела.

Доводы жалобы о неправильной оценке представленных доказательств не могут являться основанием для отмены постановленного решения суда, так как суд воспользовался правом, предоставленным ему ст. 67 ГПК РФ, оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Оснований для переоценки доказательств не имеется.

Само по себе несогласие автора жалобы с данной судом оценкой обстоятельств дела не дает оснований считать решение суда неправильным.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о возложении на истца расходов ответчика на оплату услуг представителя по правилам ст. 100 ГПК РФ, поскольку данный вывод основан на неправильном толковании норм законодательства.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ» по смыслу пп. 1 п. 1 ст. 333.36 части второй Налогового кодекса РФ и ст. 393 ТК РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, освобождаются от уплаты судебных расходов.

Согласно положениям статьи 37 Конституции Российской Федерации, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном правовом государстве.

При этом законодатель учитывает не только экономическую (материальную), но и организационную зависимость работника от работодателя (в распоряжении которого находится основной массив доказательств по делу), в силу чего устанавливает процессуальные гарантии защиты трудовых прав работников при рассмотрении трудовых споров в суде, без предоставления которых возможность реализации работником-истцом его процессуальных прав, и как следствие - права на справедливое рассмотрение спора судом, оставалась бы необеспеченной. К числу таких гарантий относится освобождение работника от судебных расходов.

Законодательство исходит из того, что на работника не могут быть возложены судебные расходы, если им заявлены в суде требования, вытекающие из трудовых отношений, поскольку заключение договора на представительство в суде является правом, а не обязанностью работодателя, который самостоятельно принимает решение о том, кто будет представлять его интересы в суде - работник данной организации или адвокат, специально приглашенный для участия в конкретном деле.

В связи с изложенным, работники, обратившиеся в суд с требованиями, вытекающими из трудовых отношений, освобождаются от уплаты судебных расходов независимо от результатов разрешения индивидуального трудового спора.

Истец обратился в суд с требованиями о взыскании заработной платы, в обоснование требований указывая на наличие трудовых отношений с ответчиком, поэтому вывод суда о взыскании с истца в пользу ответчика расходов на оплату услуг представителя является ошибочным, а решение в указанной части подлежит отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, судебная коллегия находит возможным, отменяя в указанной части решение суда, вынести новое решение, которым в удовлетворении заявленных требований ООО «Г» к П. о возмещении расходов по оплате услуг представителя отказать.

Не подлежит удовлетворению по изложенным выше мотивам и заявленное в суде апелляционной инстанции письменное ходатайство ответчика о взыскании с истца судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 5000 рублей.

Руководствуясь ст. 327.1 , 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

 

решение Энгельсского районного суда Саратовской области от 12 апреля 2013 года в части взыскания с П. в пользу общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Г» расходы по оплате услуг представителя в размере 3000 рублей отменить, вынести новое решение, которым в удовлетворении заявленных требований общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Г» к П. о возмещении расходов по оплате услуг представителя отказать.

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу П. - без удовлетворения.

В удовлетворении ходатайства ООО «Г» о взыскании с П. судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 5000 рублей - отказать.